Text Corpus - Nikodim
Текстов корпус
Еѵѳимїа патрїарха Тръновꙿскаго, къ Никѡдимоу, свещенноинѡкоу иже въ Тисменѣ
Заглавие на латински:Nikodim
Жанр:Miscellanea
Автор:Патриарх Евтимий
Дата на ръкописа:1479
Дата на превода:
Дата на преписа:1479
Правопис:Ресавски
Име на ръкописа:сб. на Владислав Граматик
Хранилище на ръкописа:Рилски м-р
Сигнатура на ръкописа:4/8
Издание:Werke des Patriarchen von Bulgarien Euthymius (1375-1393) nach den besten Handschriften herausgegeben von Emil Kałužniazki. Wien 1901
Нормализиран?:да
Страници:с. 205-220
doc_iddoc_211

205

Еѵѳимїа патрїарха Тръновꙿскаго, къ Никѡдимоу,
свещенноинѡкоу иже въ Тисменѣ,
въпросившоу о нѣкыихь главизнахь црькѡвныхь
ноуждныхь.
Веселїа доухѡвнаго подаль еси намъ виноу, свещеннѣйшїй,
своим писанїемь. Не мъне бо възрадовахом се,
извѣстноу ѡт нихь навыкше єже о Христѣ правоую любѡвь
и православное ти моудрѡванїе. Ѥст(ь) бо се добродѣтѣли
знаменїе, єже испытовати писанїа по бож(ь)ствномоу
гласоу и, елико по силѣ, подаати тъщанїе. Егда
бо доуша оупоит се въ бож(ь)ствнихь писанихь и въсако
къ горнимь подвигнет желанїе. абїе лъгꙿкыма крилома
въсходить къ добродѣтѣлй высотѣ и, ꙗко сквожню
нѣкоторою прѣникь, дръзновенно възываеть: коль страшно
мѣсто се! Таковꙋ нѣкако и твою н(ы)нꙗ доушꙋ оусръднꙋ
виждоу и въ бож(ь)ствнаа ѕѣлѡ тъщещоу се не инако
нѣкако, нъ извѣстноую навыкнꙋти истинꙋ.

206

Въпрос. Въпрошенїе оубѡ твое пръвое имат сице:
Чесо ради Мѡѵсею, тваремь творца ꙗвлꙗющоу и видимыихꙿ
сказоующоу, оумнаа и болшаа оумлъча творенїа?
И аще ѡбразь божїй имоуть ꙗкоже словеснаа тварь? Не
оудѡбь бѡ движимыхь къ злоу писанїемь слышимь, сего
ради мнимь, ꙗко самовластное лишающих се. И аще тако,
како третїй оть пръваго свѣть лоучьшинꙿство втораго
имѣти можеть? Ѥст(ь) бо безчинїа ѡбразь.
Ѡтвѣт. И мы же ѡтвѣть подаваемь сицевь:
Мѡѵси оубо, начелствоуе Іоудейскые люди. жестокы тѣхь
и непокорны зрѣше. По толицѣх чюдесехь и знаменихь,
таже и по прѣшъстви чръмнѣмь ръптаахоу на нь, глаголюще:
„Зан ли не быти намь гроби въ Егѵптѣ? Изведе
нась въ поустыню сїю, ꙗко да оумремь”. Сего ради богь,
провѣдый тѣхь оудобь поплъзновенное, ничтоже о оумныхь
Мѡѵсею тѣмь законоположити повелѣ, ꙗко да не въ
многобожїе въпадноут. Аще бо, єдиного излїавше телца,
глаголаахоу: „Се бѡѕи твои, Ізраилю, изведꙿшеи те оть
земл Егѵпетꙿскые”, колми паче, аще что о оумныхь
слышали быше? Сего ради богь, тѣхь немощи щеде,
ничтоже о сихь тѣмь рече. А ꙗко ѡбразь божїй имоуть
оумнаа соущьства, или ꙗко по ѡбразоу божїю създани
быше, нигдеже таковѡ обрѣтаемь въ бож(ь)ствнѣмь писанїи.
О нихь оубѡ рече се: „Творей аг͠гелы свое доухы”,
и прочее: И пакы: „Ꙗко ть рече, и быше, ть повелѣ, и
създаше се”. Мы же ѡт земл быхѡмь, и о
нась рече се къ сыноу и доухоу ѡт ѡтца: „Сътворимь
чловѣка по ѡбразоу нашемоу и подобїю”. И нигдеже слыша се:
Сътворимь аг͠гела по ѡбразоу и подобїю нашемоу.
Единь създань быст(ь) чловѣкь и ѡт нго въсь напльни се
мирь; аг͠гель же ниже роди се, ниже роди, нъ ꙗкови
сьздаше се коупно, такови соуть и прѣбывають. А єже
рещи: за єже неоудобь къ злоу движимом быти тѣмь,

207

самовластнаго лишенѡм быти, и како третїй ѡт пръваго
свѣть лоучьшинꙿство втораго имѣти может, ст(ь) бо
безьчинїа ѡбразь. – да не боудеть сего безмѣстїа.
Нѣст(ь) богь безꙿчинїа, нъ мира и благочинїа. Ни третїй
чинь втораго лоучьство, ниже вторый пръваго, нъ въсакь
которыждо чинь въ своемь светѣмь слоужбоначелїи прѣбываеть,
ꙗкоже оучиннь оть създателꙗ быст(ь). И пръвїи
въторымь и вторїи третїимь и долнѣйшїимь мановенїе и
осїанїе єже ѡт бога подають. Аще ли слышиши Исаїю,
глаголюща: „И посла се къ мнѣ єдинь ѡт Серафїмь”, –
не Серафїмь послань быст(ь) къ нмꙋ, нъ аг͠гель Серафїмѡм
послань, ꙗкоже ѡт архїереа єрей или оть єреа дїакѡнь.
И аще хощеши, слыши: Елика оубо соуть и ꙗкова прѣнебесныих
соущьствь оукрашенїа, и како ꙗже о нихь свещенноначелїа
сътварают се, єдиномоу извѣстно тѣхь вѣдѣти
рекоу бож(ь)ствномоу тѣхь слоужбоначелꙿствїю, къ симь
и тѣмь самѣмь вѣдѣти свое силы же и осїанїа и свое
свещенное и прѣмирное благооукрашенїе. Невъзможно бѡ
ст(ь) намь вѣдѣти прѣнебесныихь оумѡвь таинꙿства и
светѣйшаа тѣхь съвръшенїа, аще не нѣгде речеть кто
єлика ради тѣхь нас, ꙗко своа добрѣ вѣдѣти богоначелїе
наоучи. Тѣмꙿже оубо мы ничтоже самодвижнѣ речемь;
єлика же от аг͠гелꙿскыхъ видѣнїй ѡт свещенныихь богословьць
ꙗвлнна быше, сїа наоучьше се, мы, ꙗкоже възможни
єсмы, изложихѡмь. Въса богословїе небеснаа соущьства
деветь нарече изьꙗвителными именованми. Сїа
бож(ь)ствный нашь свещенносъвръшитель въ три ѡтлоучи
троичнаа оукрашенїа, и пръвое оубо рече, єже о боѕѣ соущее
присно и вънимателное. Томоу и пръвѣе иныхь неходатайстьвнѣ
съєдинꙗти се прѣдано. Светѣйшее бо прѣстолы
и многоочитые и мнѡгопернатые чины, Хероувїмы Еврейскымь

208

гласѡмь и Серафїмы именованны, по иже въсѣхь
прѣвыше лежещомоу приближенїю ѡ боѕѣ неходатайстьвнѣ
оутврьжденны рече прѣдати свещенныих словесь изьꙗвлнїе.
Троичное бо сихь оукрашенїе ꙗко єдино и єдиночинно
и въ истиноу прьвое свещенноначелїе, славный нашь рече
владыка, єже нѣсть дроугаа боговиднѣйша и прьводѣйстьвнаго
богоначелнаго осїанїа неходатайстьвно вънимателна.
Второе же рѣше быти єже ѡт властей и господьствь
и силь исплънꙗемое, и третїе на послѣдькь небесныих
свещенноначелїй аг͠гелꙿское же и архаг͠гелꙿское и властей
оукрашенїе. Самовластны же сице тѣхь оуставлꙗють не
ѡт нѣкотораго поноуждаемы равночинна, нъ ѡт бож(ь)стꙿвнаго
осїанїа и мановенїа. Въсако бѡ, єже ѡт себе къ
благомоу движуще се – ꙗвѣ ꙗко ѡт бога подвижемо, и
не ѡт нѣкоего съравна, – самовластно глаголт се, а єже
ѡт дроуга или иного нѣкоего подвиѕаемое не можеть глаголати се
самовластно, зан не ѡт божїаго мановенїа, нъ
ѡт подобнаго ємꙋ подвиѕаемо ст(ь).
Въпрос. Вторый же твой въпрос имать сице: Како
оубѡ тваремь творца, испльнꙗюща собою небо и землю,
ꙗвѣ же и въсачьскаа слышимь, ꙗкоже: и о нмь живемь
и движем се и єсмы, и пакы: близь ти глаголь оустнахь
твоихь и въ ср(ъ)дци твоемь, и: въселю се въ н и
похождꙋ. – мы же помѡщникы агг͠елы и светыхь трѣбоуемь,
ꙗкоже: посла агг͠ела своего и изеть и, и: постави
агг͠елы хранител, и архаг͠гель Михаиль кнеѕь над людꙿми
божїими?
Ѡтвѣт: Творца оубѡ тваремь, собою исплънꙗюща
въсачьскаа, вѣроуем того и промыслителꙗ быти и хранителꙗ
и съдѣтелꙗ, светые же аг͠гелы помощникы. Богь
же єдинь ничтоже ѡт сихь трѣбоуе ст(ь), мы же, ꙗко

209

тѣломь обложени соуще, трѣбоуемь светые аг͠гелы помощникы
имѣти, коупно же и светые. Аще бо Данїиль въ
помощь аг͠гела потрѣбова и Илїа и Петрь и ины мнѡѕи
ѡт светыхь, мнѡжае паче мы. Тѣлесное бо ст(ь)ство ѡт
въсоудоу помощи трѣбоуеть по писанномоу: „и посла господь
аг͠гела своего, и изетꙿ ме ѡт роукоу Ирѡдовоу и ѡт
въсего чаанїа людей Іоудейскыхь”, и иньде: „ꙗко аг͠гелѡмь
своимь заповѣсть о тебѣ съхранити те”. Нъ въ древнмь
оубо коемоуждо єзыкꙋ оуставлнь бѣше аг͠гель, н(ы)нꙗ
же, ꙗко кръвїю Христовою древнꙗго грѣха избавлнїе
полоучивше, хранител полоучихѡмь светые аг͠гелы и ходатае
и помощникы. Нъ и на спасителнѣй господни страсти,
вънгда молꙗше се ѡтцоу мимоити чаши, аг͠гела обрѣтаемь,
ꙗвльша се емоу и оукрѣплꙗюща и. Еда бож(ь)ство
потрѣбова аг͠гелꙿскые крѣпости? Ни оубо, нъ плъть наша,
юже ѡт дѣвичьскыхъ прїеть кръвей, ꙗже и ꙗде и пить
и спа и троуди се и по морю шъствова и на кр(ъ)стѣ
повисѣ и въ гробѣ полежа, ть грѣхы наше възнесе на
дрѣво. Ради сего трѣбоуемь светые аг͠гелы не тъкмо
здѣ, въ плъти соуще, нъ и по исходѣ нашемь, єже ѡт
соудоу, трѣбоуем тѣхь наставникы имѣти къ горнмоу
шъствїю.
Въпрос. Пакы въпросиль еси: Не соущоу злѡбѣ
съставоу, ꙗкоже вѣроуемь, како въ злобоу неоудобь движнїи,
на злобоу движими бывше, и намь сїю собою исходатаише?
И како, творцоу сихь прѣдвѣдещоу, сихь създанїю
приведе? И како, различнымь оубо съставѡм въ злобоу
коупно мыслни быше? И аще єдинодвижна мысль въсе
състави вънезаапоу проиде, – єже ꙗко немощно мню, аще
не соущоу движоущоу, – аще ли оубѡ съвѣтомь оть
пръвыхь и въ срѣднихь и до послѣднихь, късненїю соущоу
мнѡгоу, како творьць не възбрани? Аще ли, ꙗко пръваго
ради ины извръжене быше, юже вторїи неповинни?

210

Ѡтвѣт. Злѡбѣ оубо съставь ниже навыкохѡм,
ниже прѣдаемь, сама бо собою прїеть съставь. Ꙗкоже не
соущоу свѣтоу, бываеть тъма, сице и си. Ѡт самочинїа
не въсхотѣвше прѣбыти въ еже по ст(ь)ствоу, быше
чрѣзь ст(ь)ства, ꙗкоже и о винѣ ст(ь) се обрѣсти.
Вълїваеть кто єже о точилѣ чистѣйше вино, и дондеже
въ своемь прѣбывает ст(ь)ствѣ, благопотрѣбно въсѣмь
ст(ь); єгда въ оцъть прѣтворит себе, ѡтпадаеть
єже по ст(ь)ствꙋ. Сице и зде сть обрѣсти. Глаголть
бѡ о семь Исаїа велегласнѣйши: „Рече бѡ въ ср(ъ)дци
своемь врагь: крѣпостїю моею сътвороу и моудрѡстїю
моею ѡтимоу прѣдѣлы єзыкѡм и крѣпость ихь испроврьгоу
и сътресоу грады живоущее и въселноую въсоу
обымоу роукою ꙗкоже гнѣздо, или ꙗкоже оставлнаа ꙗйца
възмоу, и нѣсть, иже оубѣгнет или съпротивь речетꙿ ми.
И положоу прѣстоль мой на ѡблацѣхь, боудоу подобьнь
вышнмоу”. И ꙗко сїа помысли, ѡтпаде ѡт єже по
ст(ь)ствоу и, въ мѣсто свѣта, тъма быти наслѣдова,
такожде и въси послѣдовавшеи злѣй того воли. Нъ,
ꙗкоже рече великый Василїе, и пакы томоу покаанїа остало
бѣше мѣсто, нъ, єлма окрьвави се въ крьви людїй
божїихь ради пръвозданнаго, єгоже прѣлъсти, чловѣка,
затвори се томоу и покаанїа мѣсто. Сего ради богь пакы
Исаїемь къ нмоу рече: „Имꙿже ѡбразомь риза въ крьви
обагрена нѣсть чиста, сице ниже ты боудеши чисть, зан
землю мою погоубиль еси и люди мое порази”. А єже: како,
творцꙋ прѣдвѣдещоу, къ сьзданїю сихь приведе? въ мнѡгоу
пропасть низводить се испытанїе. Кто бѡ оувѣдѣ оумь
господ(ь)нь, или кто съвѣтникь емꙋ бысть? И господь къ
оученикѡм: „Не ваше ст(ь) разоумѣти врѣмень и лѣть”,
рече. Еже бѡ о боѕѣ искати, какъ сътвори се или се,
прѣзорꙿства сть недоугованїе. Елика бѡ въсхотѣ господь,
сътвори на небеси и на земли, въ морихъ и въ вьсѣхь
безднахь. А єже: аще єдинодвижнаа мысль вънезаапоу
въсе състави. аще не соущоу движоущоу? се Еллиньскаго
злобѣсїа ст(ь) соуесловїе; ты бѡ самоу о себѣ быти тварь

211

и двиѕати се боуесловиши; бож(ь)ств(н)ыим бо промыслом
въса създаше се и съблюдают се.
Въпрос. Пакы въпросиль еси: Како великомꙋ
Дїонѵсїю чинѡмь прѣимѣти прьвымь вторыхь и вторымь
третихь и таинꙿствомь, єлико прьвымь приходещем. нѣкыхь
до вторыхь досежоущемь, инѣмꙿ же недосежоущемь.
такожде и чинѡмь вторымь до третихь? По что великаа
и страшнаа тайна въплощенїа, чиновь прьвыхь оутаив се.
послѣднмоу чиноу старѣйшинѣ ꙗви се? И како оутаи се,
ꙗкоже пишеть?
Ѡтвѣт. Великый оубо Дїонѵсїе. ꙗкоже наоучень
быст(ь), сице написа, и никтоже съпротивь речеть. Глаголтꙿ
же светые прѣстолы и Серафїмы и Хероувїмы вышьшоу
быти сихь чиноу. ꙗко ѡт самого бож(ь)ствнаго разоума
осїаваеми, за єже неходатайстьвнѣ на нихь почивати богоу
и не имѣти прѣдварающаго тѣхь. Ѡт слоужбоначелїа
бож(ь)ствнаго очищает се и просвѣщает се и слоужбодѣйствоует се.
Ибо тако съдѣтелꙿствова се, ꙗкоже пръвый
быти и ниже очищенїа, ниже просвѣщенїа ѡт иныхꙿ трѣбовати.
Сице създанъ бывши, ꙗкоже и достоинь быти
прьвый нарещи се чинь, ꙗко таинꙿстьвнѣйши паче ест(ь)
и мысльнѣйши и паче же простѣйши. Ѡт соудоу бѡ ст(ь)
множае разоумѣт самопроизволное тѣхь. Аще бѡ не б
множае долних простираль себе и разоумѣль, не би приближил се
богоу; приближивꙿ же се томоу, множае очищает се
и просвѣщает се и слоужбодѣйствоует се ѡт нго.
Подобнѣ же и вторый ѡт прьваго осїанїе бож(ь)ствное,
ꙗкоже прѣдрече се, прїемлт и третїй ѡт втораго. А єже
рещи: како великаа и страшнаа съмотренїа тайна чиновь
прьвыхь оутаи се? – єже ѡт вѣка съкрьвенное и аг͠гелѡмь
несвѣдомое таинꙿство, ꙗкоже въсхотѣ богь, и сътвори.
Вѣровати бо намь тъкмо рече се, а не испытовати; кто
бѡ разоумѣ оумь господ(ь)нь? Ѡбаче глаголмь, ꙗко,

212

да не кто долнѣйшїй аг͠гелꙿскый чинъ малѣйши и послѣднѣйшїй
и непричестьнь бож(ь)ствнаго осїанїа непщоует,
сего ради богь древный съкрьвенный съвѣть послѣднꙗго
чина старѣйшинѣ ꙗви. И инако же: Елма ближайшїи кь
намь соуть светїи аг͠гели, и прѣжде страшнаго въпльщенїа
таинꙿства вражда по срѣдѣ аг͠гель и чловѣкь бѣше,
дондеже страшное съмотрѣнїа испльни се таинꙿство; єгда
же слава въ вышнихь слыша се и на земли мирь, ѡт
толи небесна съ земльными смѣсише се, и чловѣци къ
небесемь въсходь твореть, и наше житїе на небесехь сть,
и аг͠гели къ чловѣкѡмь приходеть. Се ради вины непщоуем
прьвыих оутаити се чиновь страшнѣй тайнѣ и
архаг͠гелꙋ ѡткрыти се Гаврїилоу, ꙗко и прѣжде къ моужоу
желанїа, Данїилоу, посланоу бывшоу и по семь къ Захарїи,
єгоже и неглаголанїемь повиноу вѣровати глаголанныимь
ѡт нго и прѣдтече благод(ѣ)ти и въ рождени женꙿсцѣмь
болшаго Іѡанна рождьство истинно быти показа. Тѣмꙿже
и къ дѣвѣй и богородици Марїи глаголааше: „И се Елисаветꙿ,
оужика твоа, зачеть въ старости, и се мѣсець
шестый сть й”.
Въпрос. Петое же твое въпрошенїе имѣще сице:
Кр(ъ)ста ради оупразнившоу се насилїю вражїю, ѡт коудоу
власть имоуть, нетворци соуще, тварь истеѕати о грѣсѣхь
иже на въздоусѣ бѣси, творцоу єдиномоу власть имоущоу
надь повинною и неповинною тварїю? И ѡт коудоу сїа
навыкохѡм, апостолоу никакоже о сихь рекшоу? Брань бо
оубѡ намь къ въздоушныимь рекь, истеѕанїа оумльча.
Мню бѡ, ꙗко се хоулно, болшꙋ ми соущꙋ хоуждьшими и
ничтоже власть имоущими истеѕанїа прїемати.
Ѡтвѣт. Кр(ъ)ста ради бѣсѡвꙿскомꙋ ꙋпразнившоу се
насилїю, без вѣсти до конца оустрои се, ꙗкоже и великый
нѣгде рече Василїе, къ Христоу глагол сице: „Лоукавыихꙿ

213

же доухѡвь множьства поправь, живѡть вѣчный
намь дарова и, съшъд въ адь, верѣе вѣчные съкроуши
и долѣ сѣдещїимь въсходь показа, начелнаго же и древнꙗго
ѕъмїа, богомоудрѡстныимь лъщенїемь заоудвь и
пленницами мрака свезавь, въ тарꙿтарѣ и въ ѡгни негасимѣм
и тьмѣ кромѣшнѣй неизчьтенно силною своею
затвори крѣпостїю”. И дроугый нѣкто, подобнѣ симь съглашае,
рече: „Прѣисподне силы, противные кр(ъ)стоу,
ꙋстрашают се начрьтаемаго знаменїа на въздоусѣ”. И аще
знаменїа кр(ъ)стнаго страшет се и боет се бѣси, како
власть имоуть сами о себѣ истеѕовати чловѣчьскые доуше?
Нъ не сице имать слово; аще бо над свинїами не имоуть
власти, на болшее прочее како дръзноути могоуть? Нъ
богоу сице намь полъѕно быти соудившоу, ꙗко да искоушаеми
ѡт нихь, множайшоую прїимемь пѡчьсть, а не въ
ровь въпаднемь гръдостный и онѣхь поутем ѡт бога
ѡтведем се. Ѡбщїй же навѣтникь и начелникь злобѣ,
ꙗкоже нѣкый рабь злонравьнь ѡт своего ѡтстоупль владыкы,
въсе иже къ нмоу гредоушее поути съдръже и
иже тѣми шъствоующее, ѡвы оубо оубивае. ѡвые же закалае,
иные же свезаны дръже, мне се противе се своемꙋ
владыцѣ, таже и не могы и вѣды извѣстно, ꙗко немощно
томоу ст(ь) ѡт роукоу его избѣщи, ѡбаче, своею
покрьвень злобою, нечювꙿстьвьнь нѣкако и непрѣгꙿбень къ
благомоу прѣбывает. Сице оубо, єдиною къ злѡмꙋ оуклонꙿ се,
непрѣвратьнь и непрѣклоньнь и ст(ь) и прѣбоудеть.
Прѣмоудрый же съдѣтель и владыка господь таковоу
силоу и крѣпость дарова чловѣчьскомꙋ родоу, ꙗко настоупати
на ѕъмїе и скорꙿпїе и на въсоу силоу вражїю и никакоже
врѣдити се, єще же и самого врага попирати главоу.
Не тъчїю въ живѡтѣ, нъ и по съмрьти чъстные тѣхь
мощи недоугоующимь различными недоугы нескоуднаа подають
исцѣлнїа, чьстные же тѣхь и въсесветые доуше
никакоже ѡт лоукавыихь възбранꙗемы бывають доухѡвь
или истеѕоуемы. нъ. светѣйшими и свѣтлѣйшими проваждаемы
аг͠гелы даже до дѡмꙋ божїа, въ гласѣ радованїа

214

и исповѣданїа шоума празноующихь на вѣчноую
ѡтходеть жизнь. И свѣдѣтель вѣрьнь от от(ь)ць Макарїе
и от(ь)ць Амоунь и ины множайшїи. Блоудником же,
рече, и прелюбодѣемь соудить богь. Что бо горше сть
прѣлюбодѣа и блоудника или разбойника и тата и таковых,
иже о заповѣдехь никогдаже никакоже попекших се,
нъ въ сластех и скврьнах житїе прѣшъдшихь? На сихь
дръзають противные силы, о сихь радоуют се, на сихь
наскакають ѡт въсхода же къ горнмꙋ шъствїю. И єже
рещи апостолоу: „нѣсть наша брань къ кръви и плъти,
нъ къ доухѡвомь въздоушныимь”, – се назнамена. Аще
бѡ о Моѵсеѡвѣ тѣлеси дїавѡль толико бестоудїе показа,
ꙗко и брати се съ архаг͠гелѡм Михаилѡм дръзноу, множае
паче на подроучные бестоудствоуе дръзнеть. Егда же
прїидеть сынь чловѣчь въ славѣ своей и въси светїи аг͠гели
съ нимь, тогда по писанномоу въздасть комоуждо по
дѣлохь его. И праведнїи оубо въспрїимоуть ꙗже тѣмь
оуготованнаа благаа и просъвтет се ꙗкоже сл(ъ)нце въ славѣ
ѡтца своего, грѣшнїи же ѡтслют се въ ѡгнь вѣчный,
оуготованный дїаволоу и аггелѡм его, и тако съ дїаволѡм
и аггелы его моучими прѣбоудоуть въ нескончаемые вѣкы,
ꙗко того соуще слоугы и повинни съвѣтоу его бывше.
Въпрос. Шестое же твое въпрошенїе имѣаше сице:
Како, ꙗкоже нѣцїи глаголють, лишенїю причестнаго быти
по иже ѡт соудоу ошъствїю, єгоже ради оуподобит се
мысльныим доуша желателнаго? И се соуще и въ аг͠гелѣхь
зримо, врьховномоу въ апостолѣхь глаголющоу: „идеже

215

желають аг͠гели приникноути”. Словесное видимь и тѣхꙿжде
имоуще, симꙿ бѡ поющихь и славещих влад(ы)коу, оумоу
бо съкръвенныхь издателна сила слово. И пакы: „мнѡгымь
бесѣдоваше, Авраамꙋ и Іакѡвоу и прочимь”. Ꙗрѡсть оубо
непотрѣбна тъчїю тогда. И сїю же въ мысльныхь зримь,
моужьствоу бо повинна, аще и гнѣвоу неповинни соуще.
Мню се лишенїе.
Ѡтвѣт. Доушоу ꙋбо, ѡт бога създанноую, словесноу
быти вѣроуемь. Желанїе же и ꙗрость ороужїа тѡй
на врага дароваше се, ꙗко да, єгда, ꙗкоже къ Адамоу
иногда, лъстивнѣ нѣкако пристоупить низвлѣщи тоу къ
своей воли, ꙗростїю, ꙗкоже нѣкоторыим ороужїемь, да
ѡтгонимь бываеть. Подобнѣ и желателное ѡт бога тѡй
дарова се, ꙗко да, ꙗже соуть божїа, сихь желаеть, а не
ꙗже плъти. Въ бож(ь)ствнаа же кто постигь, что оубо и
желати имать, въ желанїа край достигь? Еже бо видить
кто, рече, иже въ Христѣ глаголй, что и оуповаеть? А
єже рещи апостолоу, ꙗко желають аг͠гели, сице нѣкако
иномоу нѣкоемоу прѣжде нась любомоудрьствова се. Желають
аг͠гели въ тѣхь ст(ь)ство, ꙗкоже и въ наше, въпльтити се
богоу словоу; желають аг͠гели тѣхь ст(ь)ствоу
на пр(ѣ)столѣ посадити се о десноую бога ѡтца; желають
аг͠гели причещати се пльти и кръви Христовѣ, ꙗкоже нашемоу
дарова се ст(ь)ствоу, и въ ина таковаа, ꙗкоже
цр(ъ)кѡвное прѣданїе имать. Нъ сице желають нашемоу
и єще въ жити єст(ь)ствоу соущоу. А єже зрѣти и въ
аг͠гелѣхь ꙗрѡсть, ꙗко моужьствоу соущоу виновноу, по
реченномоу: „и посла на н аг͠гели лютые”. и: „поѡщроу
ꙗко млънїю мъчь мой”, – сїа бо ꙗрѡсти знаменїа соуть.
и посилают се вь ѡтмьщенїе божїаго гнѣва, ꙗкоже при
Фараѡнѣ и при Елїсеи пророцѣ на Асѵрее, и ина таковаа
мнѡга обрещеть люботроудей се. Нъ въ н(ы)нꙗшнмь
вѣцѣ сицеваа и быше и бывают; а по єже ѡт соудоу
ошъствїи, єгда ново небо и ново землю по апостолоу

216

наслѣдим, єгда праведни просїають ꙗкоже сл(ъ)нце, єгда
светїи въ аг͠гелꙿское прѣмѣнет се достоинꙿство, єгда въсе
вещное без вѣсти боудеть, єгда въсака болѣзнь и печаль
и въздыханїе ѡтбѣгнеть, ни въ чтоже потрѣбнаа намь
таковаа боудоуть ороужїа, ѕъмїю тогда съ своими вѣсы
въ грозѣ и въ ѡгни соущоу, бранемь никакоже соущемь
и вещи земльнѣй до конца оупражннѣ. Словеснаа же и
по ѡбразꙋ божїю и по подобїю създаннаа доуша тогда,
свое достоинꙿство въспрїемши. не, ꙗкоже н(ы)нꙗ, дебелѣ
и тѣлеснымь ѡрганомь, нъ тънко нѣкако несказаннѣ и
оумнѣ славословить и хвалить въсѣхь бога, прѣдспѣанїе
бесконьчно имоущи; не тъчїю же, нъ и аг͠гелы тогда
прѣдспѣанїе чюдно и неизглаголанно имѣти вѣроуемь. Азꙿ
же къ оувѣренїю реченыхь ѡт божествнаго писанїа свѣдѣтелꙿство
достойно вѣрно не облѣню се привести. Имать
бо сице:
Въпрос Грїгѡрїе. Слѡва въсакомꙋ движенїю по
очищени, єже въ нас, ꙋгасшоу, ниже желателное въсако
боудеть; семоу же не соущоу, ниже оубѡ лоучьшихь желанїе
боудеть, ничтоже оставшꙋ доуши ѡт таковыхь движенїй.
єже къ желанїю глаголю благыхь въздвижоущоу.
Ѡтвѣт Макрина. Не къ семоу, рече, онѡ речемь,
ꙗко оума зрителное же и разсꙋдителное свойствьно ст(ь)
боговидные доуше, єлма и бож(ь)ствное въ сихь разоумѣваемь.
Аще оубо или ѡт н(ы)нꙗшнꙗго прилежанїа или ѡт
єже по сихь очищенїа свободна боудеть наша доуша ѡт
иже словесныхь страстей сърасльства, ничимꙿ же къ иже
добраго зрѣнїю възбранна боудеть; доброе же привлачително
нѣкако сть по своемоу его ст(ь)ствꙋ въсакомꙋ,
иже къ ономоу зрещомоу. Аще оубо ѡт въсакое злѡбы
чистотьствꙋеть. въсако въ добрѡмь боудеть; доброе же,
єже по своемоу ст(ь)ствоу бож(ь)ствнное, къ нмоу же
ради чистоты съчетанїе имат, въ своемоу съвькоуплꙗемо.
Аще оубо се боудет, не к томꙋ боудеть потрѣба єже по
желанїю движенїю или єже къ добромоу намь владычьствоу.

217

Ибо въ тъмѣ прѣбыванїе имѣей, ть въ желани свѣта
боудеть, а иже въ свѣтѣ боудет желанїа. въспрїиметь
наслажденїе; власть же наслажденїа празно и без вѣсти
желанїе съдѣваеть; тѣмꙿже ни же єдина котораа боудеть
ради сего тьщета ѡт єже къ благомоу причестїа. Аще
таковыихь доуша движенїй свободна боудеть, къ себѣ
пакы възвращьши се, и себе извѣстно оувѣсть, ꙗкова
ст(ь)ствѡм ст(ь), и ꙗко въ зръцалѣ и ѡбразѣ ради
свое доброты къ начелоѡбразномꙋ блюдоущи. Въ истиноу
бо въ семь ст(ь), рещи опаснѣ, въ бож(ь)ствнѣмь быти
подѡбїи, вънгда подражавати нѣкако нашей доуши прѣвыше
лежещее соущьство. Ибѡ прѣвыше въсакого имене
ст(ь)ство, далече ѡт иже въ нась зримаго оутвръжденное,
инѣмь нѣкоторымь ѡбразомь свою проходить жизнь, а
не ꙗкоже мы н(ы)нꙗ въ сей жизни єсмы. Чловѣци бѡ
оубо, за єже выноу въсако въ подвижени ст(ь)ства быти,
на нже оустръмлнїе произволнїа боудеть, въ онѡ
обносим се, не доуши подобнѣ по прьвомоу то оустроенїю,
ꙗкоже речеть кто, и послѣднмоу належещи. Оупованїе бо
оубѡ наоучаеть къ прѣднемоу подвиженїю, паметꙿ же
прѣмлеть къ надежди происходещее подвиженїе. Нъ, аще
оубо къ иже по ст(ь)ствоу благомоу надежда доушоу
водить. свѣтьль назнаменаваеть памети слѣдь произволнїа
двиѕанїе; аще ли же болшаго слъжить идѡла нѣкоего
добротою прѣоумоуждренною доушоу ѡт надежде
послѣдꙋвавшїа паметь. стоудь бываеть. И тако междосѡбнаа
сїа брань въ доуши съставлꙗет се, ратꙋемѣ надежди
паметїю, ꙗко злѣ наоучивши произволенїе. Таковоу
бѡ нѣкако сказоует ꙗвѣ оумь по срамоу страсть, єгда
хаплт се къ єже изыти доуша, ꙗкоже нѣкоторою раною
раскаанїемь касающи се безсъвѣтномоу стръмлнїю и въ
брань на недостающее влѣкоущꙋ забꙿвенїе. Нъ намь ꙋбо,
за єже оубѡгоу быти добраго ст(ь)ствоу, присно въ
трѣбователнѡм стоить и оскоудѣвшаго желанїе. Се ст(ь)

218

желателное ст(ь)ства нашего оустроенїе, сирѣчь погрѣшающее
разсоужденїе истиннаго добра или и полоучити, не
полоучити же благое. Прѣимоущее же въсакоу благоую
мысль ст(ь)ство и въсакые прѣвышьшее силы, ꙗко ничтоже
требоующее, имоущи оть иже къ благомꙋ оумышлꙗющее,
се ст(ь) благомꙋ соущее испльннїе. Ниже въ причестїи
добра коего въ добрѣмь бывши, нъ, тѡ соуще, добраго
ст(ь)ство сть, єже (чесѡ либо и быти добро?) оумь
подвълагаеть, ниже надеждное подвиженїе въ себѣ прїмлт
(къ несоущомоу бѡ оупованїе дѣйствоуеть тъкмо,
єже бо имать кто, что и оуповаеть? рече апостоль),
ниже паметнаго дѣйствїа къ соущїихь хоудожьствоу потрѣбоуеть
кто (видимое бѡ єже поминати не трѣбоуеть).
Понже оубо въсакого блага прѣвышьше ст(ь) божїе
ст(ь)ство, благыихꙿ же благое, любѡвно въсако, ради сего,
себе блюдоущи, и єже имать. любить, и єже хощеть, имать,
ничтоже ѡт вънѣшнихь въ себе прїемлющи, вънѣ же
того ничтоже, ꙗко не злѡба єдина, єже аще, прѣславно
рещи, въ єже не быти, єже быти, имать. Ни бо ино
нѣкое сть злѡбѣ рожденїе, развѣ соущаго лишенїе, по
истинѣ же соущее благаго ст(ь)ство ст(ь). Еже оубо
въ соущемь нѣст(ь), въ єже не быти, въсако ст(ь).
Елма же оубо и доуша, въсакаа пьстраа ст(ь)ства
ѡтложивши движенїа, боговидна боудет, прѣвъзьшъдши
желанїе, въ онѡмь боудеть, къ нмоуже ѡт желанїа подвиѕаема
бѣ, не к томꙋ оупражннїе даеть въ себѣ, ниже
надежди, ниже памети, оуповаемое бо имат, а єже о наслаждени
благыихь оупражннїе, паметь ѡтрѣваеть пѡмысльноую
и тако подражателной подобит се жизни,
свойствы бож(ь)ствнаго ст(ь)ства въѡбразивши се, ꙗко
ничесомоу же остати ѡт иныхь тѡй, развѣ любовномоу
ꙋстроенїю, стьстьвнѣ добрѡмоу прирастающоу. Се бѡ
ст(ь) любы, ꙗже въ оумѣ прѣдпоставлнное съчетанїе.
Егда оубѡ проста и єдиновидна и извѣстно богоподражателна
доуша бывши, обрещеть єже по истинѣ простое же
и невещестьвное благо оно, єже въ истинꙋ соущее любимое

219

и рачителное, прирастаетꙿ же томоу и сърастварает се
ради любовнаго движенїа же и дѣйства, къ єже присно
постиѕаемомоу же и обрѣтаемомоу себе въѡбражающи.
И се бывши ради къ благомꙋ оуподоблнїа, єже причещаемомоу
ст(ь)ство ст(ь), желанїю же въ ѡномь не
соущꙋ ради ничесогоже благыхь потрѣбѣ въ нмь быти,
послѣдованно оубѡ боудеть, и доуши въноутрь нетрѣбователнѣ
бывши, ѡтрѣвати ѡт себе и желателное движенїе
же и оустроенїе, єже тогда боудеть єдино, єгда не прїидеть
желателное. Таковомꙋ же велѣнїю и бож(ь)ствный
апостоль нась наоучи, въсѣмь иже н(ы)нꙗ въ нась и на
лоучьшее тъщещее се прѣстатїе нѣкое и оупражннїе прѣдвъзвѣстивь,
єдиной же любве не обрѣте прѣдѣль. Пророчьствїа
бо, рече, оупразнет се и єзыци прѣстаноуть; любы
же никогда же ѡтпадаеть. Еже равно ст(ь), єже такожде
имѣти, нъ и вѣрѣ и надежди съпрѣбывати любви глагол,
пакы и се тѡй прѣполагае въ лѣпотоу. Ибо надежда
даже до оного движет се, дондеже не прїидеть надѣемыхь
наслажденїе, и вѣра же такожде оутвръжденїе надѣемаго
безвѣстїа бывает. Сице бо тоу ꙋстави, глагол: „Ѥст(ь)
же вѣра оуповаемыхь съставь”. Елма же прїидеть оуповаемое,
инымь колѣблющим се въсѣмь, єже по любви дѣйствїе
прѣбываеть, прѣемлющее тоу не обрѣтающи; тѣмꙿже и
пръвꙿствоуеть иже по добрѣдѣтѣли исправлꙗемымь въсѣмь
и законныимь възвѣщенїѡмь. Аще оубо въ семь когда
коньць постигнеть доушоу, не въстрѣбоуеть иныхь, ꙗко
испльннїе въсхыщьши соущихь, и мнит се єдина нѣкако
та бож(ь)ствнаго блаженꙿства въ себѣ хранити въѡбраженїе.
Ибо жизнь горнꙗго ст(ь)ства любы ст(ь).
понже доброе любимо ст(ь) въсакѡ бѣдещїимь. вѣсть
же себе бож(ь)ствное, разоумꙿ же любы бываеть, зан
добра сть ст(ь)ствѡм познаваема. Въ истиноу же
добромоу досады сытость не касает се, сытости же любовное
оустроенїе ѡт добраго не прѣсѣкающи. присно

220

бож(ь)ствнаа жизнь любовїю дѣйствоует се. ꙗже и добра
по ст(ь)ствꙋ ст(ь) и любѡвнѣ къ добрѡмꙋ ѡт ст(ь)ства
имат и сытость по любѡвномоу дѣйствїю не имать, понже
ниже добрѡмꙋ чесомоу коньць не постиѕает се,
съпротеѕаетꙿ же бесконъчное добраго любви. Тъчїю бѡ
съпротивное добрѡмꙋ скончавает се, єгоже ст(ь)ство
ѡтноудь непрїетно ст(ь) горꙿшаго, къ непрѣходимомꙋ же
и необьдръжномꙋ благоу произыдеть. Елма оубо привлачително
своимь въсако ст(ь)ство ст(ь), свойстьвно же
нѣкако богоу чловѣчьство, ꙗко носеще въ себѣ начелоѡбразномꙋ
подражанїе, привлачит се по въсакой ноужди
къ бож(ь)ствномоу и съродномоу доуша, достоитꙿ бо
въсакомꙋ и въсако съхранити богови свойстьвное.
Сїа мы любѡвнаго ради длъга написахѡмь твоей
любви. Даждь же господь оусръдствоующимъ и прочитающимь
оуповаемых полоучити благь въ ѡномь въсенароднѣмь
празницѣ, о нмꙿже тънꙿко нѣкако богоѡт(ь)ць
Давидь назнамена, рекь: „Съставите празникь въ осѣнꙗющихь”.
Егда осѣнить се пакы ради въскрьсенїа наше
ст(ь)ство, тогда ѡбщїй о боѕѣ съставит се празникь,
ꙗко єдино и тожде прѣдлежати въсѣмь веселїе. Еже оубо
ꙗснѣйше нѣкако апостоль въсачьскыхь къ благомоу съгласїе
съказа, рекь: „Ꙗко томоу въсако колѣно поклонит се небесныхь
и земльныхь и прѣисподних и въсакь єзыкь
исповѣсть, ꙗко господь Ісоусь Христос, въ славоу богоу
ѡтцоу”. Тогда ѡна достойнїи въспрїимоуть благаа, ꙗже
око не видѣ и оухо не слыша и прочаа. Сїа же ничтоже
ино соуть, развѣ єже въ самомь боѕѣ быти и прѣбывати.
благое же, єже быше слꙋха и очесь и ср(ъ)дца, самое ст(ь)
бож(ь)ствное, єже и полоучивше, боговидни и съврьшени
боудемь въ безьоуставные вѣкы.